ФЭНДОМ


«Дамблдор. Наконец-то вся правда?» (англ. Dumbledore – the Truth at Last?) — под этим заголовком была опубликована статья-интервью Бетти Брейтуэйт с Ритой Скитер в «Ежедневном пророке», выпущенная в июле 1997 года. Очевидной целью статьи был подогрев интереса к новой книге Скитер «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора», развенчивающей идеальный образ этого уважаемого многими волшебника. Статья написана в стиле Риты — с акцентами на самые скандальные факты из жизни Дамблдора и неприкрытой лестью в адрес Скитер.

Текст статьи

Left pointing double angle quotation mark sh4 На следующей неделе выйдет в свет шокирующий рассказ о небезупречном гении, которого многие считают величайшим волшебником его поколения. Срывая привычную всем маску невозмутимого сребробородого мудреца, Рита Скитер описывает его тяжелое детство, беспутную юность, пожизненную вражду далеко не с одним человеком и позорные тайны, которые Дамблдор унес с собой в могилу. ПОЧЕМУ человек, которому предлагали пост министра магии, предпочитал оставаться простым директором школы? КАКИМ было подлинное назначение секретной организации, известной под названием «Орден Феникса»? КАК на самом-то деле встретил свой конец Дамблдор?
Ответы на эти и многие другие вопросы исследуются в новой сенсационной биографии «Жизнь и обманы Альбуса Дамблдора», написанной Ритой Скитер. Читайте на странице 13 эксклюзивное интервью, которое она дала Бетти Брейтуэйт.
В жизни Рита Скитер человек куда более мягкий и обаятельный, чем думают те, кто знаком с вышедшими из-под ее пера прославленными своей резкостью портретами известных людей. Мы встретились с ней в прихожей ее уютного дома и отправились прямиком на кухню, где Рита угостила меня чаем, тортом и, разумеется, наисвежайшими слухами.
— Да, конечно, Дамблдор — это мечта биографа, — говорит Скитер. — Такая долгая, полная событий жизнь. Уверена, моя книга станет лишь первой из очень и очень многих.
Скитер определенно времени зря не теряла. Книга объемом в девятьсот страниц была закончена ею спустя всего четыре недели после загадочной кончины, постигшей Дамблдора в июне. Я спросила, как ей удалось поставить этот рекорд скорости?
— О когда проведешь в журналистике столько времени, сколько провела я, работа в сжатые сроки становится твоей второй натурой. Я знала, что волшебный мир жаждет получить полную историю его жизни, и просто хотела удовлетворить эту жажду первой.
Я упоминаю о недавних широко разрекламированных высказываниях пожизненного друга Альбуса Дамблдора специального консультанта Визенгамота Элфиаса Дожа, сказавшего: «В книге Скитер фактов меньше, чем на карточке от шоколадных лягушек».
Скитер, откинув назад голову, хохочет:
— Милейший Дожинька! Помню, я несколько лет назад брала у него, да благословят его небеса, интервью насчет прав водяного народа. Он уже тогда впал в полное детство. Похоже, ему казалось, будто мы с ним сидим на дне Трубного озера, — он все просил меня остерегаться форелей.
И тем не менее выдвинутые Элфиасом Дожем обвинения в неточности отозвались эхом в волшебном сообществе. Действительно ли Скитер считает, что четырех коротких недель достаточно для создания полной картины долгой, удивительной жизни Дамблдора?
— О, моя дорогая, — широко улыбается Скитер, ласково похлопывая меня по ладони, — мы обе знаем, какое обилие сведений могут породить мешок галеонов, нежелание слышать слово «нет» и Прытко пишущее перо! К тому же из желающих рассказать о Дамблдоре позорную правду уже выстроилась целая очередь. Далеко не каждый, знаете ли, считает его таким уж чудом, он умудрялся наступать на любимые мозоли множеству важных людей. Что касается старого Дожиньки Дожа, ему лучше перестать витать в облаках, потому что я получила доступ к источнику информации, за который большинство журналистов отдало бы свои волшебные палочки, — к человеку, который никогда еще не высказывался публично, но был близок с Дамблдором в самый буйный и беспокойный период его молодости.
Из предварительной рекламы написанной Скитер биографии можно с уверенностью заключить, что она преподнесет немало шокирующих сюрпризов тем, кто считает, будто Дамблдор прожил безупречную жизнь.
— Какой из этих сюрпризов является самым сногсшибательным? — спрашиваю я.
— Бросьте, Бетти, я не собираюсь пересказывать основные моменты моей книги до того, как ее начнут раскупать! — смеется Скитер. — Однако могу пообещать, что всякого, кто продолжает верить, будто Дамблдор был чист и бел, как его борода, ожидает горестная утрата иллюзий! Довольно сказать следующее: никто из слышавших его яростные тирады против Вы-Знаете-Кого и не подозревает, что в молодости он сам баловался Тёмными искусствами! В поздние свои годы он призывал всех нас к терпимости, однако в молодости никакой широтой воззрений не отличался! Да, у Альбуса Дамблдора было на редкость темное прошлое, не говоря уж о его сомнительной семейке, правду о которой он столь усердно замалчивал.
Я спрашиваю у Скитер, имеет ли она в виду брата Дамблдора, Аберфорта, пятнадцать лет назад осужденного Визенгамотом за противозаконное использование магии, что привело в то время к небольшому скандалу.
— О, Аберфорт — это всего лишь верхушка навозной кучи, — смеется Скитер. — Нет-нет, я говорю о вещах много худших, чем братец, любивший испытывать заклинания на козлах, худших даже, чем калечивший маглов отец. Их делишки Дамблдору скрыть не удалось, так как они оба были осуждены Визенгамотом. Нет, меня больше всего интересовали его мать с сестрой, и вот тут, стоило лишь немного копнуть, я обнаружила просто-напросто море мерзостей. Впрочем, дождитесь глав с девятой по двенадцатую, и вы узнаете все в подробностях. Сейчас же могу сказать лишь одно: нет ничего удивительного в том, что Дамблдор никогда не рассказывал, при каких обстоятельствах ему сломали нос.
Однако если оставить в стороне скелеты, таящиеся в семейных шкафах, может ли Скитер отрицать блестящие способности Дамблдора, которые позволили ему сделать немало магических открытий?
— Да, голова у него варила, — соглашается Скитер, — хотя в настоящее время многие задаются вопросом,действительно ли предполагаемые достижения Дамблдора следует приписывать исключительно его заслугам. В главе шестнадцатой я говорю о том, что, по словам Айвора Диллонсби, именно он открыл восемь способов использования крови дракона, но тут появился Дамблдор и «позаимствовал» его записи.
Но все же, решаюсь заметить я, значение некоторых достижений Дамблдора отрицать невозможно. Что может сказать Скитер о его знаменитой победе над Грин-де-Вальдом?
— О, хорошо, что вы вспомнили о Грин-де-Вальде, — с кокетливой улыбкой отвечает Скитер. — Боюсь, тех, кто простодушно верует в блестящую победу Дамблдора, ожидает новость, которую я сравнила бы со взрывом навозной бомбы. Вот уж действительно грязная история. Пока я могу сказать только, что сам факт проведения этой легендарной дуэли вызывает большие сомнения. Те, кто прочитает мою книгу, возможно, придут к заключению, что Грин-де-Вальд просто-напросто вытащил из кончика своей волшебной палочки белый носовой платок и мирно удалился!
Сообщать что-либо еще на эту интригующую тему Скитер отказывается, поэтому мы переходим к отношениям, которые,несомненно, вызовут у читателей наибольший интерес.
— О да, — говорит, живо кивая, Скитер, — я посвятила целую главу отношениям Дамблдора и Поттера. Их называли нездоровыми, даже пагубными. Конечно, для того, чтобы узнать эту историю целиком, читателям придется купить мою книгу, однако нет никаких сомнений в том, что Дамблдор с самого начала питал к Поттеру нездоровый интерес. Пошел ли он мальчику на пользу? Что ж, поживем — увидим. Однако ни для кого не секрет, что отроческие годы Поттера были очень тяжелыми.
Я спрашиваю, поддерживает ли Скитер по-прежнему связь с Гарри Поттером, у которого она взяла в прошлом году знаменитое интервью: в их сенсационной беседе Поттер говорил исключительно о своей уверенности в том, что Сами-Знаете-Кто вернулся.
— Да, конечно, мы стали очень близки, — отвечает Скитер. — У бедняжки Поттера совсем мало настоящих друзей, а мы с ним встретились в один из самых трудных моментов его жизни — во время Турнира Трех Волшебников. Вероятно, только я одна из живущих сейчас людей и могу сказать, что знаю настоящего Гарри Поттера.
И это естественным образом приводит нас к многочисленным слухам, связанным с последними часами жизни Дамблдора. Верит ли Скитер в то, что Поттер действительно присутствовал при его кончине?
— Ну, я не хочу говорить слишком многого — все это есть в книге, — однако существует свидетель, который был в то время в замке Хогвартс и видел Гарри Поттера, убегавшего с места происшествия через несколько секунд после того, как Дамблдор не то упал, не то спрыгнул, не то был сброшен с башни. Впоследствии Гарри Поттер дал показания против Северуса Снегга, человека, к которому он, как всем известно, питал вражду. Действительно ли все обстоит так, как выглядит на первый взгляд? Это должно решить сообщество волшебников — после того как оно прочитает мою книгу.
На этой интригующей ноте я и прощаюсь с писательницей. Не приходится сомневаться в том, что книга, вышедшая из-под пера Скитер, мгновенно станет бестселлером. Пока же многочисленным поклонникам Дамблдора остается с трепетом ожидать того, что им предстоит вскоре узнать о своем герое.
Right pointing double angle quotation mark sh4


Анализ текста

Сразу стоит заметить положение статьи в газете: мелкий анонс отсылает читателя на тринадцатую страницу, для газеты это достаточно далеко. То есть, как ни актуальна история жизни и смерти великого волшебника, редактор не решается печатать эту статью хотя бы на первых пяти страницах — либо не считает её интересной, либо относится к Дамблдору осторожно.

Не ясны отношения Бетти Брайтвэйт и Риты Скитер. Молодая журналистка явно подражает состоявшейся, её комплименты кажутся слащавыми и неправдоподобными: «В жизни Рита Скитер человек куда более мягкий и обаятельный, чем думают те, кто знаком с вышедшими из-под ее пера прославленными своей резкостью портретами известных людей». Сама Скитер абстрагируется от «Ежедневного пророка» и принимает Бетти в своём доме, она тоже будто впервые видит коллегу, но не отказывает себе в фамильярности: похлопывает журналистку по ладони, обращается к ней: «дорогая Бетти», кокетничает, посмеивается и хохочет. При этом даже Брайтвэйт оговаривается, что Скитер потчует её слухами.

Подозрительно, что на все вопросы Брайтвэйт, какими бы тактичными и невинными они ни были, Скитер отвечает чрезвычайно удачно и провокационно. Возникают мысли: либо Скитер настолько профессионалка, что любой разговор повернёт с нужную ей сторону, либо интервью было заранее подготовлено и оговорено.

Очевидны цели выпуска данной книги, Рита несколько раз повторяет, что её книгу будут раскупать, то есть она преследует материальные цели, а не благородное раскрытие глаз невинных доверявших Дамблдору волшебников.

Скитер раскрывает и свои методы работы: «мы обе знаем, какое обилие сведений могут породить мешок галеонов, нежелание слышать слово «нет» и Прытко Пишущее Перо! К тому же из желающих рассказать о Дамблдоре позорную правду уже выстроилась целая очередь». Ещё и завлекает читателей обещаниями интервью с источником, о котором мечтали все журналисты.

Уже в этом маленьком интервью Рита демонстрирует свою страсть к унижению уважаемых людей: обзывает Элфиаса Дожа выжившим из ума, а историю жизни Альбуса Дамблдора представляет не иначе как «навозной кучей».

В финале журналистки касаются вопроса взаимоотношений Гарри Поттера и его наставника (при этом Брайтвэйт даже не произносит имён, Рита подхватывает всё с полуслова). Скитер прямо блещет своим благородством, жалея бедного мальчика, доверившегося злому обманщику Дамблдору, и только она якобы его понимает, жалеет и каждый день с ним переписывается. Однако такое заявление было бы опасным в обстановке, сложившейся позже в Министерстве, а Рита не может этого не заметить. Поэтому она закидывает новую наживку для любителей её статей — намёк на то, что Гарри слишком уж прытко бежал с места гибели директора, а потом ещё и обвинил в этом Северуса Снегга, которого всегда ненавидел. Согласитесь, разительно отличаются ответы на два близких друг к другу вопроса.

Бетти Брайтвэйт завершает статью иронично: «Пока же многочисленным поклонникам Дамблдора остаётся с трепетом ожидать того, что им предстоит вскоре узнать о своём герое» — ещё раз напоминая, чем будет испачкан его безупречный образ.

Появления

Материалы сообщества доступны в соответствии с условиями лицензии CC-BY-SA , если не указано иное.